Анри барбюс огонь рецензия

Но хуже было и есть. Я не слишком впечатлительный человек, на "Человеческой многоножке" в любой из частей мне хотелось чаще смеяться, чем грустить, так как там все выглядит искусственно. Поэтому в который раз задаю себе вопрос: Чем меня мог тронуть роман более чем летней давности, который, казалось бы, не должен отличатся актуальностью, но быть пресыщенным анахронизмами? Ответ: не знаю, но предполагаю, что удивило, как история склонна повторятся в судьбах разных поколений, народов, стран. Схожесть с сегодняшним временем уникальна причем, не думаю, что важно какой именно сейчас год , и уникальна настолько, что факт развития общества кажется мифом, сказкой для успокоения совести.

Смотреть Дорогой читатель. Книгу "Огонь" Барбюс Анри вероятно стоит иметь в своей домашней библиотеке. Долго приходится ломать голову над главной загадкой, но при помощи подсказок, получается самостоятельно ее разгадать. Это настоящее явление в литературе, которое не любишь, а восхищаешься всем естеством, оно не нравится, а приводит в неописуемый восторг.

Отзывы о книге Огонь

О, если бы шагал ты за фургоном, Где он лежал — притихшим, изнуренным, И видел бы в мерцании зарниц, Как вылезают бельма из глазниц, И слышал бы через колесный скрип, Как рвется из гортани смертный хрип, Смердящий дух, горчащий, как бурьян, От мерзких язв, кровоточащих ран — Мой друг, ты не сказал бы никогда Тем, кто охоч до ратного труда, Мыслишку тривиальную одну: Как смерть прекрасна за свою страну!

Уилфред Оуэн Литература двадцатого века отметилась расцветом военного жанра, что немудрено. Только за первую половину столетия мир содрогнулся от двух мировых войн, величайших и кровопролитнейших в человеческой истории. Войн, жертвы которых исчислялись миллионами. Войн, утопивших само понятие человечности в крови и окопной грязи. Войны плотно вошли в жизнь, отразившись в искусстве. Бесповоротно повлияли на живопись, музыку, кинематограф и, конечно же, литературу.

Французский писатель Анри Барбюс немного выбивается из общей когорты литераторов, переживших сражения Первой мировой и воплотивших в литературе личный военный опыт. Ремарк, Хемингуэй и Юнгер ушли на фронт молодыми людьми, вчерашними школьниками. Война растоптала их мечты и прежние взгляды, швырнула в лицо пригоршню боли и тяжелых потерь. Оставила с тяжелым посттравматическим синдромом. В отличие от них Барбюс оказался в окопах уже зрелым и состоявшимся человеком.

В сорок один год он записался добровольцем во французскую армию. В м был тяжело ранен и комиссован, награжден военным крестом и союзной медалью победы. За него Барбюс был награжден Гонкуровской премией. На момент выхода книга произвела колоссальный эффект на общественность Франции.

Можно сказать, что роман вышел в нужное время. Окрыленный успехом, Барбюс продолжит активную гражданскую деятельность. Будет выступать с антивоенными речами, в праведном гневе показывая публике полученные на войне раны. На свои деньги организует фонды помощи ветеранам и инвалидам, солдатским вдовам и сиротам.

Под впечатлением от прогремевшей в России революции вступит во французскую коммунистическую партию, станет одним из ее активистов. С Советской Россией у Барбюса сложились тесные отношения. Часто бывал в СССР с рабочими поездками. Умер Анри Барбюс в Москве в м году, когда работал над биографией Сталина. Что интересно, многие публицистические произведения Барбюса о России, статьи и очерки о строительстве социализма позже попали в СССР под негласный запрет.

Во многом из-за того, что немало упомянутых там деятелей были репрессированы и объявлены врагами народа. На родине, во Франции, он известен в первую очередь как антивоенный активист, политический и гражданский деятель. Он повествует о тяжелых буднях простых французских солдат на передовой. Голод, страх, жестокие офицеры, потери, стремительные и кровопролитные бои — всего этого на страницах с избытком.

Жанр романа — суровый, грязный реализм. Автор с макушкой макает читателя в грязь и кровь, в холодную окопную жижу. Но делает это без злобы, надрыва и лишнего морализаторства. Тихо и спокойно. Вот, смотри, мол, я там был. Этому способствует язык романа, сухой и емкий, близкий не художественной прозе, а скорее публицистике или журналистскому расследованию, статье. Повествование делится на небольшие главы и короткие эпизоды, отсекает все лишнее, оставляя только нужное, благодаря чему роман дышит динамикой и энергией; ведется оно от первого лица, но автор не персонифицирован.

Несмотря на реализм, остается простор для недосказанности и метафоричности в духе французских экзистенциалистов. Война здесь — глобальная мясорубка, всемирная бойня, где нет ни правых, ни виноватых. Страдания тела — ничто по сравнению со страданиями духа.

Души людей черствеют, сами они все больше озлобляются к врагу, друг к другу и к самим себе. Солдаты боевых частей издеваются и жестоко подшучивают над своими собратьями из инженерных отрядов, рабочих и санитарных бригад, считая их трусами и бездельниками.

Боги войны, ангелы смерти здесь — это бойцы колониальных войск, зуавы и иностранные легионеры, оторванные от далекого родного дома и присланные в качестве пушечного мяса отстаивать интересы белых хозяев. У них вообще нет повода для жалости и сострадания. Другие смеются; их смех звенит, как странная музыка экзотических инструментов; сверкает оскал зубов.

Зрители пускаются в рассказы о свойствах этих "арапов": об их неистовстве в атаках, их страсти к штыковым боям, их беспощадности. Повторяют истории, которые африканцы охотно рассказывают сами, и все почти в тех же выражениях и с одинаковыми жестами: "Немец поднимает руки: "Камрад! Один сенегальский стрелок, проходя мимо нас, слышит, о чем мы говорим. Он смотрит на нас, улыбается во весь рот и повторяет, отрицательно качая головой: "Нет, не камрад, никогда не камрад, никогда!

Рубить башка! Человек лишается человеческого. Теперь главная радость для него — это выпустить кишки зазевавшемуся бошу. Только на перевязочном пункте раненые, искалеченные солдаты снова обретают утраченную человечность.

Помогают и поддерживают друг друга, проникнувшись всеобщим страданием. Укрытая тканью, замаскированная земляная яма представляется настоящим филиалом ада. Здесь плотный воздух смердит смертью и гангреной. Здесь умирающие солдаты исповедуются в грехах и дарят выжившим свои имена. Финал романа пацифистский, почти по-библейски масштабный. Сильный дождь затапливает окопы по обе стороны.

Чтобы не утонуть в грязи, французы и немцы выбираются наверх. Смотрят на себя, на мир и не могут поверить, что все еще живы. Как слепые, обретшие зрение. Читайте также:.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: О ПРОЧИТАННОМ

21 рецензия на книгу «Огонь (сборник)» Анри Барбюса. Этот роман рассказывает об ужасах Первой Мировой Войны. Анри Барбюс рассказывает, как. Интересные рецензии пользователей на книгу Огонь Анри Барбюс: Книга " Огонь" отпечатана на газетной бумаге в твёрдом и прочном переплёте.

За свою долгую жизнь он создал более ста книг. Особое место в творчестве писателя занимает группа романов о первобытном человеке, в основу которых положена идея неуклонного прогресса и развития человечества. Эти книги переведены на многие языки мира. В данном томе представлены лучшие из них: Борьба за огонь и Пещерный лев , в которых писателю удалось наделить своих героев индивидуальными чертами и умело соотнести людей пещерного века с раскрывающей свои тайны природой, которая еще загадочна и непонятна, но уже начинает покоряться их усилиям. Рони-Старший Жозеф Анри Борьба за огонь. Пещерный лев Подробнее Кроманьонцы. Наши далекие предки. Пещерные жители, впервые осознавшие себя хозяевами окружающего мира и принявшиеся переделывать его на свой лад. Какими они были, как жили, охотились, подчиняли себе природу? Об этом написано множество книг. Однако мало кому удалось приблизить к нам эпоху кроманьонцев так блистательно, как это удалось известному историку и писателю Ж.

О, если бы шагал ты за фургоном, Где он лежал — притихшим, изнуренным, И видел бы в мерцании зарниц, Как вылезают бельма из глазниц, И слышал бы через колесный скрип, Как рвется из гортани смертный хрип, Смердящий дух, горчащий, как бурьян, От мерзких язв, кровоточащих ран — Мой друг, ты не сказал бы никогда Тем, кто охоч до ратного труда, Мыслишку тривиальную одну: Как смерть прекрасна за свою страну! Уилфред Оуэн Литература двадцатого века отметилась расцветом военного жанра, что немудрено.

В тексте М. Горького указание на страницы дано по книге: А.

Анри Барбюс

Откровенно до беспощадности автор описывает окопную жизнь французских солдат во время первой мировой. Олдингтон и Ремарк при всей своей психологичности и рядом не стояли. Трупы, полутрупы, грязь, вонь, истощение, страх, смерть, смерть, смерть. На самом деле - очень натуралистичная. Словно бы и не художественная, а документальная - в ней и сюжета нет, просто зарисовки из быта солдат, наступлений и бомбардировок. Окопы, холод, голод, грязь.

Анри Барбюс и его «Огонь»

Незабываемый и бессмертный документ эпохи, он остается лучшей книгой из всех, что были написаны о войне годов, книгой, получившей глубочайший отклик сразу по выходе в свет в году не только во Франции, но и почти тотчас же во всех странах мира. Как и почему могла появиться эта эпопея окопной жизни? Как и почему именно Анри Барбюс стал ее автором? В году Анри Барбюсу был сорок один год. Он обладал уже литературной известностью. Книга имела широкий успех в литературных кругах и была выставлена на Гонкуровскую премию. Идейное направление художественных поисков провозглашалось писателем достаточно ясно, оно имело явный социальный характер. Известность Барбюса растет, ему сопутствует литературный и светский успех. В году, когда началась война, Барбюс по возрасту не подлежал немедленной мобилизации, а по состоянию здоровья он был приписан к нестроевым частям.

.

.

Грязь и кровь

.

Пожалуйста, подождите пару секунд, идет перенаправление на сайт...

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Барбюс. "Огонь". Презентация
Похожие публикации